avier38 (avier38) wrote,
avier38
avier38

Category:

Открытое заявление Петра Рауша

Прокурору Санкт-Петербурга Зайцеву Сергею Петровичу

Копии:
в прокуратуру по Северо-Западному Федеральному округу РФ
в Генеральную прокуратуру РФ
средствам массовой информации
От Рауша Петра Александровича


ОТКРЫТОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

13 марта 2007 года следователем прокуратуры Санкт-Петербурга юристом 3 класса РЯБЧИНСКИМ во время моего отсутствия дома был произведён обыск в моей квартире. После ознакомления с протоколом обыска я имею все основания полагать, что его проведение сопровождалось рядом серьёзных процессуальных нарушений (см. приложение 1).
После этого, начиная приблизительно с 12.00 13 марта 2007 года, группа неизвестных мне лиц в штатском (предположительно – сотрудников милиции и прокуратуры) в течение более чем 3-х (трёх) суток на неизвестных мне основаниях безуспешно пыталась проникнуть в квартиру моей дочери.
В тот же день, 13 марта 2007 года, сотрудники уголовного розыска произвели обыск по месту проживания моего товарища по антифашистской деятельности А., а его самого доставили в отдел милиции и допросили в качестве свидетеля по уголовному делу о нанесении 3 декабря 2006 года телесных повреждений гражданину ЛЕБЕДЕВУ.
А. удерживался сотрудниками милиции около 12 часов – первоначально для проведения допроса, а в дальнейшем под предлогом ожидания результатов экспертизы изъятых у него при обыске вещей, причём эти результаты в тот день так и не были получены.
Об обстоятельствах получения телесных повреждений ЛЕБЕДЕВЫМ могу пояснить следующее:
3 декабря 2006 года мои товарищи и я возвращались с согласованного властями пикета.
Этот пикет мы проводим регулярно, протестуя против нацизма, войны и колониальной милитаристской политики.
Участники пикета на протяжении последних лет не раз получали угрозы и подвергались нападениям со стороны нацистов.
В этот раз около 16.30 на перекрёстке улицы Рубинштейна и Графского переулка наша группа из девяти человек подверглась нападению организованной группы 20-ти или более нацистов. В качестве метательного оружия они использовали стеклянные бутылки и камни.
С криком «Русские – вперед!» нападавшие вступили в рукопашный бой с нашей группой, нанося удары и вырывая у нас свернутые флаги и плакаты.
В результате нападавшими были похищены и впоследствии ( как утверждают в интернете фашистские сайты) уничтожены два транспаранта: «СВОБОДУ НАРОДАМ, СМЕРТЬ ИМПЕРИЯМ!» и «СМЕРТЬ ФАШИЗМУ!».
В результате нападения трое моих товарищей были травмированы.
Силовые, агрессивные действия нападавших не оставляли сомнений в том, что нам угрожала опасность и поэтому, находясь в состоянии необходимой обороны, я и мои товарищи отбивались от нападавших древками своих знамён и транспарантов.
Сам я, оборонясь, использовал свой флагшток и использовать какие-либо другие средства не имел возможности, что могут подтвердить мои товарищи. Никакого превышения необходимой обороны ни в собственных действиях, ни в поведении кого-либо моих товарищей, принимавших участие в столкновении, не усматриваю – поскольку нападению на нас предшествовала серия умышленных убийств, совершённых как в Петербурге, так и в других городах России различными нацистскими группировками. Убеждён, что при аналогичном нападении какой-либо группы на сотрудников милиции против неё был бы открыт огонь на поражение – а впоследствии по факту нападения было бы незамедлительно возбуждено уголовное дело.
В данном случае, однако, сотрудники милиции и прокуратуры повели себя иначе.
Несмотря на то, что вскоре после нападения нарядом патрульно-постовой службы 28 отдела милиции был задержан один из нападавших (житель Пскова А.СИНЯВСКИЙ), а моим товарищем Б. в тот же день было написано и передано в 28 отдел милиции заявление о возбуждении уголовного дела по факту разбойного нацистского нападения, ни милицией, ни прокуратурой никаких действий для привлечения нападавших к ответственности предпринято не было.
Более того, Б. к настоящему времени получил уже четыре отказа в возбуждении уголовного дела по факту нападения 3 декабря – в связи с тем, что, по мнению сотрудников 28 отдела милиции, УВД и прокуратуры Центрального района Петербурга, они не нашли в действиях нападавших состава преступления (!).
Отсутствие эффективного противодействия нацистам со стороны «правоохранительных» органов привело к тому, что ровно через неделю нападение на моих товарищей повторилось.
Обстоятельства нападения, произведённого 10 декабря недалеко от станции метро «Чернышевская», численность нападавших, использовавшиеся ими средства (стеклянные бутылки, камни, белые повязки для маскировки лиц), условный сигнал для начала атаки («Русские, вперёд!») позволяют достаточно уверенно идентифицировать нацистов, производивших нападения 3 и 10 декабря, как одну и ту же группу. Отличие двух эпизодов в том, что 10 декабря нападавшие использовали, помимо перечисленных выше средств, фальшфейеры и ножи.
Отсутствие эффективного противодействия нацистам со стороны «правоохранительных» органов привело к тому, что в результате следующего нападения, 10 декабря, двое моих товарищей получили многочисленные ножевые ранения и были направлены в реанимацию;
Далее, есть основания предполагать, что безнаказанность нацистов привела к взрывам на Владимирской площади (традиционном месте проведения акций антифашистской и антимилитаристской инициативы «Еда вместо бомб», в которой также участвуют мои товарищи) и в кафе «Макдональдс» на углу Невского и ул. Рубинштейна (в нескольких сотнях метрах от места нападения на нас 3 декабря 2006 года).
Вместо розыска и привлечения к ответственности терроризирующих город нацистских банд сотрудники прокуратуры и милиции использовали их нападения на нас как повод для травли и политических репрессий против участников антифашистских групп. В частности, уже упоминавшийся мною А., участвовавший в противодействии нацистскому нападению 3 декабря, несколько дней спустя, был задержан группой сотрудников милиции у себя дома – откуда его в наручниках доставили в милицию для трёхчасового ночного допроса. Никакой прокурорской проверки в связи с данными, очевидно неправомерными, действиями сотрудников милиции, разумеется, произведено не было. Известен также ряд «профилактических» задержаний сотрудниками милиции антифашистов и участников инициативы «Еда вместо бомб», в ходе которых велись непредусмотренные законодательством «беседы» с задержанными - с целью побудить их к прекращению гуманитарной помощи неимущим.

Проведенный у меня дома обыск, целью которого было «нахождение записей с данными иных (?) участников экстремистских объединений», свидетельствует о том, что сотрудники городской прокуратуры бездоказательно зачислили меня и моих товарищей в «экстремисты», что еще раз подтверждает проведение организованной травли антифашистского движения.
В сложившемся контексте позицию работников городской и районной прокуратуры, равно как и органов внутренних дел, сложно воспринимать иначе как ПРЯМОЕ ПОСОБНИЧЕСТВО проявлениям нацистской активности. Другим объяснением может служить политический заказ, исходящий от лиц, занимающих ответственные посты в государственных силовых структурах и заинтересованных в свёртывании общественно-политической, протестной и антифашистской деятельности, которой я мои товарищи занимаемся на протяжении ряда лет. Показательно, что обыск у меня проводился непосредственно после проходившегося в городе Марша несогласных и выборов в Законодательное собрание Санкт-Петербурга, а, с другой стороны, пришёлся на Международную неделю действий против расовой и межнациональной ненависти (антифашистский марш, планировавшийся в этой связи моими товарищами, не был согласован с администрацией, незаконно воспрепятствовавшей его проведению).
Обстоятельства, связанные с задержанием А. и обыском в его квартире, позволяют мне предположить, что следственные действия, произведённые относительно меня имеют ту же либо сходную мотивировку. Обращаю внимание на то, что ни ранее, ни до сих пор я никаких повесток с требованием моей явки в милицию либо прокуратуру для допроса по указанному уголовному делу не получал.
Поскольку я до сих пор не видел судебного постановления о проведении обыска на моей квартире, мне не известно, рассматриваюсь ли я в рамках уголовного дела о получении телесных повреждений гражданином ЛЕБЕДЕВЫМ в качестве свидетеля (как это имеет место относительно А.) или как подозреваемый (что можно предположить на основании устных заявлений, делавшихся сотрудниками милиции при проведении обыска в моей квартире).
При указанных мною обстоятельствах какое-либо своё содействие «расследованию» уголовного дела «о нанесении телесных повреждений гражданину ЛЕБЕДЕВУ» в имеющемся формате я считаю невозможным.
В случае возбуждения уголовных дел по факту нацистских нападений (в частности, 3 и 10 декабря 2006) готов ответить на дополнительные вопросы – с учётом того, что, во-первых, в целом ситуация уже описана мною в настоящем заявлении, и, во-вторых, лица, участвовавшие в нацистских нападениях и причастные к их организации, безусловно могли бы дать информацию, существенно более значимую для успешных следственных действий.

Исходя из изложенного,

предлагаю:

1. Обеспечить проведение прокурорской проверки и, в дальнейшем, уголовного расследования по фактам, изложенным в этом моём заявлении – с целью привлечения к ответственности сотрудников силовых структур, виновных в пособничестве нацистам, либо уличенных в связи с нацистскими группировками.

2. Принять меры по прекращению незаконных преследований участников антифашистских групп и организаций, необоснованно квалифицируемых как «экстремистские сообщества».


20.03.2007. /Рауш П.А./



Приложения:
1. Вопросы в связи с действиями сотрудников прокуратуры и милиции 13-15 марта 2007 г.
2. Копия протокола обыска от 13 марта 2007 г. на Поэтическом бульваре д.11
3. Копия жалобы Б. в Куйбышевский федеральный суд Санкт-Петербурга


Приложение 1
ВОПРОСЫ В СВЯЗИ С ДЕЙСТВИЯМИ СОТРУДНИКОВ ПРОКУРАТУРЫ И МИЛИЦИИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ОБЫСКА 13 МАРТА 2007 И ПОСЛЕДОВАВШИХ ЗА НИМ ОПЕРАТИВНО-РАЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ. ЧАСТНЫЕ НАРУШЕНИЯ В СВЯЗИ С ПРОВЕДЕНИЕМ ОБЫСКА.

Неясно, чем вызвана трёхмесячная задержка заинтересованности со стороны сотрудников милиции и прокуратуры инцидентом 3 декабря 2006 года. Непонятно, какими мотивами руководствовались должностные лица, отказавшие Б. в возбуждении уголовного дела по факту нацистского нападения на участников антивоенного пикета. Мне лично до сих пор неизвестно, кем и по каким основаниям было принято судебное постановления о производстве обыска. В протоколе обыска отсутствуют какие-либо упоминания о том, в связи с каким уголовным делом данный обыск произведён и не указаны ни номер дела, ни то, в качестве кого я в этом уголовном деле фигурирую. Из протокола обыска следует, что его целью было отыскание и изъятие (далее - стилистика и пунктуация оригинала – П.Р.) «предметов и документов, имеющих значение для данного (без указания, какого конкретно – П.Р.) уголовного дела, а именно орудий преступления – ножа, записей с данными иных участников экстремистских объединений которые могли принимать участие в данном (не указано, каком – П.Р.) преступлении». Известно, что экстремистская деятельность рассматривается законодательством РФ как уголовно наказуемая. Ни в отношении меня, ни применительно к моим товарищам (обозначенным выше как «иные») никаких судебных решений, квалифицирующих мою или их деятельность как экстремистскую, до настоящего времени не выносилось. В протоколе обыска не указано, что я рассматриваюсь РЯБЧИНСКИМ К.В. как подозреваемый в экстремистской деятельности, не указывается, о какой именно экстремистской деятельности идёт речь и не раскрывается, каким образом этот априорно предполагаемый экстремизм может быть связан с уголовным делом, которым занимается следователь РЯБЧИНСКИЙ. Однако из формулировки протокола очевидно следует, что мой «экстремизм» представляется следователю РЯБЧИНСКОМУ как не нуждающаяся в доказательствах исходная посылка – что очевидно противоречит установленному законодательством принципу презумпции невиновности.
Мне неизвестно также, чем руководствовались сотрудники милиции, на протяжении трёх суток пытавшиеся проникнуть в квартиру моей дочери, имелось ли у них постановление об обыске на этой квартире и если да, то каковы были основания для такого решения.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments